«Каждый день следует …если возможно, прочитать хоть какое-нибудь мудрое изречение». И. Гете

Posted: 11.06.2011 by Artavay in Замечательные люди, Интересное

Вот вам  на неделю….

Маргарита Наваррская (1492 – 1549) — французская принцесса, королева Наварры, писательница. Известна также как Маргарита де Валуа, Маргарита Ангулемская и Маргарита Французская. Считается одной из первых женщин-писательниц во Франции. Самое известное произведение Маргариты – «Гептамерон», сборник из семидесяти двух новелл. Афоризмы Маргариты Наваррской мудры и актуальны по сей день. Вот наиболее популярные из её афоризмов.

Для женщины благородного воспитания добродетели не заслуга, а просто привычка. Все женщины жадны. Но тщеславие сплошь и рядом побеждает в них скупость. Уж лучше любить одну женщину как женщину, чем поклоняться нескольким как иконам. Трудно раскаиваться в приятных забавах. Любовь способна обманывать даже обманщиков. Скандал иногда бывает хуже самого греха. Настоящая любовь не признает никаких приказаний и никаких обетов. Самые тяжелые муки – это муки любви. Мне столько раз приходилось слышать о людях, которые умирают от любви, но за всю жизнь я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь из них действительно умер. Самым невежественным оказывается тот, кто считает, что знает все. Обида имеет больше власти над женщиной, чем любовь, особенно если у этой женщины благородное и гордое сердце. Женщины настолько тщеславны, что удовлетвориться одним мужчиной они никогда не могут. Мне доводилось слышать, что даже самые скромные из них охотно соглашаются иметь троих: одного для почета, другого для богатства и третьего для наслаждения. Причем каждый из троих думает, что его любят больше всех. В действительности же двое первых всегда служат третьему. Исправлять мужчин должны мужчины, а женщин – женщины. Если женщины примутся исправлять мужчин, им помешает жалость; мужчинам же, взявшимся за исправление женщин, – их жестокость. Мужчине так же трудно скрывать свое счастье, как его добиваться, ибо как ни один охотник не откажет себе в удовольствии, завидев добычу, трубить в рог, так нет и такого любовника, которому бы не хотелось похвастаться своей победой. Легче расторгнуть сотню браков, чем разлучить одного священника с его служанкой. Самые жадные ростовщики воздвигают самые красивые и роскошные часовни в надежде умилостивить Бога десятью тысячами дукатов, истраченных на постройку этих зданий, и расплатиться с ним за те сто тысяч, которые они награбили. Как будто Господь не умеет считать! Там, где недостает добродетели, иногда не обойтись без лицемерия, как мы иной раз прибегаем к каблукам, чтобы никто не заметил, что мы малы ростом. Тот, кто говорит, что подозрение – это та же любовь, ошибается, ибо, хоть оно и рождается из любви, как зола из огня, оно, подобно золе же, тушит этот огонь. Если окажется, что та, кого вы полюбили, как две капли воды похожа на вас и хочет всего того, чего хотите вы, в действительности вы будете любить не ее, а только себя. Самым невежественным оказывается тот, кто считает, что знает все. Любовь слепа, и она способна ослепить человека так, что дорога, которая кажется ему наиболее надежной, оказывается наиболее скользкой. Люди дурные готовы искать зло где угодно, только не там, где оно есть на самом деле. Можно вынести все, кроме безделья. Не бывает огня без дыма, но зато дым мне много раз пришлось видеть и там, где не было никакого огня. Самыми изобретательными в делах любви оказываются именно те, у кого меньше всего ума. Сильнее всего бывают те, кто направляют силы на добрые дела. Тот, кто делает добро другим, сам от этого вкушает радость.

Средневековье зачастую абсолютно зря изображается как череда публичных казней. Немалую долю стереотипов успешно насаждало кино, смаковавшее ужасы и мучения людей в Темные Века. Но на самом деле все было не совсем так.

10 – Без суда и следствия У многих средневековых обществ на самом деле была судейская система, хоть дела рассматривались гораздо быстрее, чем в современном суде. В среднем суд длился чуть менее получаса. При желании судья мог просто задать несколько вопросов и вынести вердикт, даже не посоветовавшись с присяжными

9 — Беззаконие На самом деле общество раннего средневековья требовало больше социальной ответственности, чем современное. Если один из жителей заявлял, что с ним поступили нечестно, то в его праве было объявить о розыске преступника и все, кто не принял участия в погоне, считались бы пособниками.

8 – Набожные люди Средние века действительно очень сильно связаны с религией. У церкви даже была собственная система правосудия. Но вот преступники по «мирским» законам вполне могли получить убежище в стенах церкви и таким образом укрыться от государства.

7 – С глаз долой – из сердца вон Преступники, совершавшие не тяжкие преступления, предупреждались, а затем просто изгонялись из поселения. Вместо того, чтобы казнить их или переполнять тюрьмы, общество просто избавлялось от них, прогоняя и запрещая возвращаться. Эффективно, если не учитывать соседние города.

6 – Наказание за любые проступки Голливудские фильмы заставляют нас думать, что в средневековье убивали за любой проступок – от пощечины солдату до воровства цыплят с королевского двора. На самом деле высшая мера наказания применялась только к совершившим наиболее тяжкие преступления, среди которых числились убийство, измена и поджог. Чаще всего преступников вешали.

5 – Короли выше закона? Доля правды в этом есть. Действительно у коронованных особ были некоторые привилегии в плане законов, но в большинстве стран Европы существовали ограничивающие факторы, не дававшие королям творить что угодно. Английская Magna Carta, ограничивавшая финансовые возможности королевской семьи – лишь один из подобных примеров.

4 – Публичное отрубание головы еженедельно? Лишение головы, быстрое и безболезненное в случае с хорошо отточенным топором и умелым палачом, считалось казнью для привилегированных особ. Обычных людей крайне редко казнили подобным образом. Чаще всего так казнили изменников, а сам процесс происходил за стенами замков.

3 – Время огня? Некоторые «ведьмы» (во всяком случае, их таковыми считали обвинители) действительно были осуждены и сожжены в средневековье, но основная часть всемирно известных костров инквизиции зажглась лишь в период Реформации (после 1550 года). Но вот, например, в Англии даже на пике «ведьмовской» истерии редко зажигались костры. Обычно ведьм просто вешали.

2 – Отрежем руки, отрежем уши Нанесение увечий преступникам, вроде повреждений рук или отрезания ушей, действительно иногда использовалось в больших городах вроде Лондона, но по большей части являлось пустой угрозой, удерживавшей потенциальных преступников в рамках закона.

1 – На дыбу его! Запечатленная в фильме «Храброе сердце» дыба, растягивающая жертву в разные стороны, на самом деле не использовалась в Англии до самого конца XV века. Ее начали применять с другими пыточными инструментами в 1500-х годах, когда королева Елизавета I и другие европейские монархи вплотную взялись за вытеснение религиозных оппонентов из своих стран.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s