Есть мнение…

Posted: 25.12.2010 by Artavay in Интересное, Мысли

Николай Левашов:

«Если у человека увеличена в два раза, к примеру, щитовидная железа, то такому человеку объявляют, что у него базедова болезнь и начинают его лечить, вплоть до хирургического удаления части щитовидной железы. Причина таких действий в том, что чрезмерно увеличенная щитовидная железа вырабатывает такое количество гормонов, что человек начинает вести себя неадекватно, и его организм работает «не на тех оборотах». Так вот, к примеру, РАЗМЕР ГИПОФИЗА мужчины-гомосексуалиста в ЧЕТЫРЕ РАЗА БОЛЬШЕ РАЗМЕРА ГИПОФИЗА НОРМАЛЬНОГО МУЖЧИНЫ! У нормальной женщины размер гипофиза в два раза больше размера гипофиза нормального мужчины. И это понятно – ведь женщина – будущая мать и её организм должен иметь возможность обеспечить не только своё собственное нормальное функционирование, но и будущего ребёнка! И то, такая природная необходимость приводит к тому, что женщины находятся постоянно под гормональным «прессом», максимум которого как раз-то и приходиться на особые женские дни. В эти особые дни многие женщины ведут себя не совсем адекватно, что объясняется мощным влиянием гормонов.
Можно только себе представить, под каким гормональным «прессом» оказываются мужчины, гипофиз которых В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ ГИПОФИЗА ЖЕНЩИНЫ! Поведение такого мужчины просто НЕАДЕКВАТНО!!! Это – серьёзная патология, которую надо лечить! И это не предположение! На томмограмме (MRI) такая патология видна весьма чётко, но об этом знает не более двадцати процентов медиков в США! А остальные просто даже не знают об этом. Возникает только вопрос – кому выгодно объявлять явление гомосексуализма НОРМОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ?
И пускай при такой патологии у людей не выпячиваются глаза, как при базедовой болезни, в силу того, что гипофиз «спрятан» в центре головы и даже при желании большинство людей без специальных приборов не в состоянии увидеть этот самый гипофиз сквозь мощные кости черепа! Но такое недоступное для человеческого глаза положение гипофиза не означает, что увеличенный в несколько раз центральный гормональный орган человека не является патологичным. Это – патология, причём, весьма серьёзная, и такие люди нуждаются в помощи, чтобы их организм функционировал гармонично, без чего невозможно гармоничное развитие человека, и что приводит к серьёзным психическим расстройствам и неадекватному поведению человека с такой патологией!..
И вновь меня «занесло»! Ну, никак не могу «пройти мимо» чего-нибудь такого эдакого! Да и к тому же, как «пройти» мимо таких явлений, как, к примеру, гомосексуализм, без того, чтобы не облегчить душу и не дать правильного понимания этого явления. Ведь больно читать, слушать и видеть льющуюся через средства массовой информации во всём мире ложь об этом, когда уже начиная чуть ли не с детских садов детям вдалбливают в голову мысль о том, что гомосексуализм – это норма! Норма поведения, норма жизни, вообще – норма во всех смыслах! И доводят всё это до полнейшего абсурда, когда в школах, буквально с малых лет, навязывают детям эти извращённые понятия. Да так, что дети начинают себя чувствовать неуютно, если они не поддерживают своим собственным примером однополую любовь! Опросы школьников говорят о том, что 90% из их числа хотя бы раз попробовали однополую «любовь»! И делали это в основном из-за того, что вести себя по-другому просто НЕПОПУЛЯРНО! Таким образом, физиологическая патология, причём, ярко выраженная, преподносится, как НОРМА всему человечеству!
И делается это по одной простой причине – среди современной, так называемой, «элиты», гомосексуалисты всех мастей составляют уж очень большой процент. А им уж очень не хочется признать, что их сексуальная ориентация является патологией и признаком вырождения. И что с такой патологией, при которой человек находится под мощным гормональным прессом, не может быть адекватной реакции и поэтому, люди, имеющие такую патологию НЕ ДОЛЖНЫ ДАЖЕ БЛИЗКО ДОПУСКАТЬСЯ К РЕШЕНИЮ ВОПРОСОВ, ОТ КОТОРЫХ ЗАВИСИТ ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ МИЛЛИОНОВ. А многие люди, имеющие такую патологию, и составляют ту самую элиту, которая и принимает именно такие решения. И чтобы их никто не попросил покинуть занимаемые ими посты, они и придумали свой ход – объявили гомосексуализм абсолютной нормой и даже признаком «ВЫСШЕЙ РАСЫ»!
И теперь даже дети начинают рассуждать о «своей» гомосексуальной «природе», когда на самом деле, гомосексуализм – один из ярких признаковВЫРОЖДЕНИЯ! И именно поэтому необходимо хоть кому-то говорить об этом правду, правду, основанную не каких-то сомнительных «умозаключениях», а на реальных фактах, каковым, например, является факт того, что гипофиз гомосексуалиста в четыре раза больше гипофиза мужчины нормальной ориентации. И какие бы фантомные объяснения не придумывали для признания этого явления нормой поведения, такое поведение нормой быть не может на основании реальных физиологических процессов!»    …Такое вот мнение.

Какие существуют признаки вырождения нации? Прежде всего-это вырождение аристократии …
Помимо демографических показателей смертности и рождаемости важны еще признаки исторические, политические и социально-культурные.
По историческим признакам здоровая нация растет, сберегая, что ей досталось от предшествующих поколений, и, одновременно, приумножает имеющееся у нее национальное богатство в области экономики и культуры. Вырождающаяся нация бесплодно проедает имеющееся у нее достояние, оставляя после себя лишь мусор и отходы жизнедеятельности.
По политическим признакам здоровая нация выстраивает взаимовыгодные отношения с властью, а нация больная мало к чему способна, в основном живет подачками, унижена собственным раболепием и ничтожностью, прозябает в религиозных суевериях.
По социально-культурным признакам здоровая нация адекватно отвечает на «вызовы времени» новыми достижениями в области науки и техники, социального обустройства населения, культурными достижениями в искусствах. А вырождающаяся нация в этом плане вообще ничто.Вырождение нации это сложный, многоаспектный процесс. Такое вырождение происходит не за один день, не за десятилетия, а в течении минимум века. Вырождение нации можно наблюдать по изменению поколений, скажем как изменяется с каждым поколением доля здорового населения, по уровню развития здравоохранения, культуры, образования, уровню развитости высокотехнологичных отраслей промышленности, количества научных открытий на 1000 человек и т.д. Скажем взять Германию, хоть и население сокращается, но каждое последующее поколение немцев живёт лучше предыдущего, происходит развитие всей страны.Посмотрите, как изменились ценности нашего общества, к чему стремиться молодёжь, как живут наши пенсионеры, как воспринимают нашу страну и наших граждан за границей.

Но хочу вернуться  к тому — что наверняка вызвало вопрос.Одним из признаков вырождения нации явлется вырождение аристократии.

Кто должен беречь  и сохранять основы ,кто должен быть наделён большей ответственностью перед будущими поколениями?Только ли общественный класс, привилегированный в силу своего происхождения (дворянство), обыкновенно стремящийся к преобладанию в государстве? В противоположность родовой аристократии говорят иногда о денежной  аристократии (плутократии), «чиновной аристократии» (бюрократии), «аристократии ума и таланта»(творческой аристократии).Но последние-не учавствуют в политике и управлении государством.На них – лтветственность за духовную составляющую наследия.Например, выражение «денежная аристократия» абсолютно корректно: сын миллионера, родившийся и выросший среди роскоши, к тому же рассчитывающий на наследство, безусловно, обладает наследственными преимуществами перед сыном прачки дворника. То же самое, хотя и в меньшей степени, касается образования: сын профессора имеет лучшие шансы на получение хорошего образования (открывающего в современном обществе путь к карьере), нежели сын подёнщика.Зато власть по наследству теперь не передаётся ни в каком виде(за редким исключением полностью офеодалившихся стран), что лишает смысла старое понятие «знатности». Сын успешного политического деятеля не имеет особых преимуществ — если, конечно, этот крупный политический деятель не имеет других достоинств, вроде богатства или образованности.«Аристократичность» человека оценивается сообществом аристократов, причём по критериям, чуждым и непонятным большинству населения.Так называемое население, «простые обыватели» (составляющие большинство в любой стране) оценивают человека по тем его возможностям, которые он имеет в данный конкретный момент. Эта оценка называется весом или стоимостью человека.«Средний класс», то есть люди «приподнявшиеся», принимают в расчёт (хотя бы косвенно) ещё и личное прошлое человека, его «кредитную историю», и через неё определяетрепутацию человека.Аристократическое же сообщество принимает во внимание прошлое его семьи, а также и её наиболее вероятное будущее, и через это определяет его положение.Минимальной заслугой перед народом считается рождение потомства, максимальной — попадание в национальную историю в качестве положительного персонажа и в мировую историю в любом качестве. Например, Наполеон — «истинный француз», французы его чтят и перед ним преклоняются, а то, что в России о нём думают плохо, не столь уж важно, «зато помнят».Следующей ступенью развития народа является нация. Нация есть народ, осуществляющий власть (хотя бы над собой). Фактически, рождение нации равносильно возведению всех членов нации «в дворяне».Неудивительно, что в Европе (и во всём мире) рождение наций потребовало низвержения аристократии, как правило — кровавого. Исключение составила Англия, нашедшая обходной путь введения всего народа в аристократическое достоинство (через изобретение понятия «джентльмена») и Япония, где всё население напрямую возвели в самурайское достоинство.Существует ряд аристократических общностей, определённых не относительно самих себя, а относительно других общностей. Как правило, они определяют себя через их отрицание: «мы — те, которые не они», где под «ними» подразумевается какое-нибудь реальное или воображаемое сообщество.Например, можно представить себе «антинацию» — общность людей, гордящихся тем, что они и их предки не принадлежат к какой-то нации.Такова, к примеру, общность антисемитов: они гордятся своим «нееврейством», а обнаружение в роду предка-еврея воспринимается болезненно. Такова же общность «белых», гордящихся тем, что они «не чёрные». И т.п.К тому же типу общностей относятся, к примеру, так называемые «поколения». В современном понимании этого слова «поколение» — это общность людей (детей), порвавших с родителями (как правило, с их культурой или идеями). Ещё более значимыми являются поколения, осуществившие разрыв не просто с родителями, а с политической и культурной жизнью своей страны. Таковы, например, западные «хиппи» или российские «шестидесятники».  Армянская нация имеет давнии традиции аристократии и интеллегентности. Исходя из всего вышесказанного я могу сделать вывод — что если нынешняя наша аристократия, чьи приоритеты не имеют ничего общего с приоритетами людей благородных и нравственных  призвана к тому,что бы за ней последовала вся нация — мы движемся в пропасть. Ведь никто не будет отрицать того, что большинство всегда старается приблизится к меньшеству,которое гордо носит звание «аристократ». Будь то мода,манеры,образование,финансовое благополучие или стиль жизни.    Идет ли речь о правилах благопристойности или о моральных предписаниях, о «светскости» или о «безукоризненности», родиной  правил поведения аристократии были французские дворы или прирейнские области, близкие к французским как по языку, так и по нравам. Начиная с XI века французские нововведения усваивает Италия. На протяжении последующих двух веков французское влияние становится еще более сильным; свидетельство этому, например, немецкий рыцарский словарь, внем множество французских заимствований, которые назывались welches, — касающихся оружия, одежды, нравов, пришедших обычночерез Геннегау (Эно), Брабант или Фландрию. Hoflich, по сути, калька куртуазного. Но заимствования шли не только через литературу. Много молодых дворян-немцев приезжали ко двору французских герцогов, где обучались не только языку, но и правилам хорошего тона. Поэт Вольфрам фон Эшенбах называл Францию «страной истинного рыцарства». По правде сказать, влияние Франции на Европу не ограничивалось нравами аристократического класса, их перенимала, им подражала только знать, на Европу влияла в целом культура Франции: стиль искусства, литературный стиль, школы, сначала в Шартре, потом в Париже и почти повсеместное использование французского языка. Мы видим для этого несколько причин: долгие странствия по всей Европе рыцарей-любителей приключений; относительное экономическое процветание, поскольку во Франции раньше других стран (Германии, безусловно, но ни в коем случае не Италии) наладился денежный обмен; достаточно раннее выделение воинственного класса рыцарей из общей массы «не воинственного» и не носящего оружие населения; при обилии междоусобных войн, отсутствие в стране партий, которые всерьез разделили бы ее, как это произошло со Священной Римской империей в результате борьбы императоров с папами. Но сколько бы мы ни перечисляли причин, при нашем уровне познаний о человеке невозможно объяснить тонус культуры и ее магнетизм, благодаря которым и осуществляется влияние.Вступая в очередное тысячелетие своего правящего состояния в Старом и Новом свете, первое сословие опять сталкивается с навязчивой идеей «приспособления» к новым временам. Как только история завершает свой очередной виток, начинают раздаваться тысячи  голосов, требующих от аристократии измениться, стать «демократичней», и поменять одежды от Сэвил-Роу на дешёвый прикид Камден-Тауна.При этом несчастное первое сословие навязчиво призывают последовать примеру одного из её известных представителей – князя Талейрана, в своё время так же менявшего свой образ, и даже имя, в зависимости от режимов, его нанимавших. Но действительно ли стоит пытаться давить на аристократию, заставляя её измениться (как это делают многочисленные апологеты американского образа жизни, с завидным упорством забывающие о кардинальном месте, которое занимает первое сословие в жизни правящей элиты штатов)? Может быть лучше взглянуть на современный образ и стиль жизни людей, которым посчастливилось родиться, а большей частью – приобрести своими талантами и заслугами то место в жизни, которое и позволяет им не только пользоваться эксклюзивным стилем жизни в его абсолюте, но и во многом его же и определять.Что же всё-таки является основной привилегией аристократии, как исторически правящего сословия? Не пустая напыщенность и дутая надменность, вкупе как раз и являющиеся первым признаком подлинного плебея, а именно та многовековая традиция и способность генерировать и определять направления и пути развития образа жизни всего человеческого общества, выбирая и делая «модным» всевозможные культурологические показатели. В их число можно смело внести всё то, являющееся  сейчас настолько привычным для обывателя, что он, уже забывая  сам источник, породивший столь привычное для него в жизни, теперь нисходит желчной слюной, требуя «уничтожить этот мерзкий исторический анахронизм», эту гадину, не добитую, видимо, ещё с 1917 года, а теперь загораживающую своим смердящим трупом прогресс цивилизации на пути в Millennium. Примерно так могли бы рассуждать многие жители нашего города, не забывая при этом пролить слёзы лицемерия, пафосно заявляя  в телекамеры о «преемственности поколений, нашей настоящей истории», и прочих избитых вещах, от которых за милю разит лже-патриотизмом и отсутствием хоть сколько нибудь развитого собственного мнения. Воистину, нигде так не умеют путать Божий дар с яичницей и подменять понятия как в нашей несчастной стране. Однако было бы нечестно представлять наших бедных соотечественников в качестве единственно и неповторимо заблуждающихся в этом огромном мире. Что самое интересное – многие не знают даже имени последнего царя Великой Армении,путаются в истории страны.Подобные мысли бродят по Европе похлеще всем известного призрака, набирая в свои ряды сторонников из гигантской толпы людей, в жизни не видевших и не слыхавших об истинной аристократии, истинном образе и стиле её представителей, таком далёком от пещерных воззрений либеральных масс-медиа. На самом деле никто особенно и не упрекает всю вышеперечисленную публику в моральном убожестве, ибо как и мужчине не понять страданий роженицы, так и человеку, не обедавшему, скажем, с кузеном герольдмейстера короля Испании, не понять подлинного аристократизма, воспитания, и по настоящему  человеческого отношения к другому человеку, намного уступающему ему (по возрасту, влиянию, известности и т.д.), хотя и происходящего  не из такого уж менее знатного рода. Это к вопросу о настоящем аристократизме и ложном. Каков же настоящий аристократ сейчас и что его ждёт в новом тысячелетии? Прежде всего, необходимо уяснить само понятие современного аристократа, так как во всём мире сейчас оно применяется совсем не только к титулованным особам, получившим своё достоинство по наследству. Безусловно, принцип наследственности титулов и принадлежности к сословию всегда был и останется абсолютным, вопрос только в том, какие официальные размеры примет влияние и место аристократии в  мире. Последует ли неофициальная аристократия в республиках примеру своих коллег в Великобритании, упразднивших собственное право занимать места в парламенте по наследному принципу, уступив их назначаемым «пожизненным пэрам»? Данное решение является историческим, ибо с этого момента официальная аристократия открывает путь в своё сословие потенциально любому человеку, в случае наличия у него всех необходимых качеств и заслуг. Насчёт заслуг как критерия вхождения в первое сословия у нас никогда не было недопонимания, однако в современном обществе всё отчётливей выявляется второй параметр возможности принадлежности к аристократии – ну не может человек, пусть даже и заслуженный, но с замашками и мировоззрением фермера, принадлежать к сословию, на протяжении веков являющимся эталоном во всём – культуре, стиле, образе жизни. (Мы не принимаем во внимание некоторые примеры недостойного поведения самих аристократов – они проявляются как исключение из общего принципа, да и только на бытовом уровне. Да и в какой семье не без урода?) Ведь именно аристократия всегда традиционно являлась проводником и внедрителем новых идей и путей развития общества. Стоит вспомнить тот факт, что все исторические лидеры революционных движений происходили из аристократических или дворянских родов. Аристократия как порождает что-то новое, так потом сама и уничтожает это руками своих представителей, используя остальные сословия в качестве орудий – и это весьма очевидный факт. Природа аристократии, заключающаяся в её определении развития общества, на бытовом уровне может быть наглядно проиллюстрирована примерами основных понятий, заключающих в себе образ современного аристократа.В современном западном обществе, как правило, республиканском, т.е. отрицающем официальную власть аристократии, в отличие от монархий, понятие лица, принадлежащего к первому сословию (пусть даже и не официальному) выражается в понятии “gentleman”. Само это понятие довольно далеко от того смысла, что был принят в нашей стране всё это время. Даже на Западе нет чёткого понятия джентльмена, но мы рассмотрим джентльмена как понятие, определяемое самой аристократией, как наиболее близкое в нашем случае. Можно привести в пример пару житейских определения джентльмена (далее по тексту мы используем понятие «аристократа»),  — «аристократ – это человек, который знает, как играть на волынке, но не играет на ней»; «человек, который никогда не бывает намеренно груб с другими людьми». Есть очень хорошая старая шутка о нуворише, который купил яхту, костюм капитана и фуражку, и объявил своей матери, что теперь он будет капитаном. Она ответила, «Сын мой, в своих глазах ты капитан, для меня ты капитан, но будешь ли ты капитаном для других капитанов?». Внутри первого сословия все, как правило, знают друг друга. Вы можете знать их, но если они не знают вас, какой же вы тогда аристократ? Когда-то аристократом называли человека, которому не нужно было работать, что бы заработать себе на жизнь, аристократам даже считалось неприличным заниматься коммерцией. Теперь, если аристократам и приходиться работать, то это, скорее всего работа по управлению деньгами других людей, либо собственными наследными состояниями.Основные признаки аристократа включают, как правило, хорошую семью (происхождение), деньги (старые состояния), престижное место проживания, образование, основное занятие (работу), проведение досуга, и членство  в престижных организациях (клубах и рыцарских орденах). В Соединённых Штатах, например, такие вещи как внешний облик (одежда и манера речи) не является таким же индикатором аристократизма как в Великобритании или России. Но главное отличие настоящего аристократа, это то, что он «определяет» себя сам. Благодаря своему развитому чувству обеспеченности и личной самооценки, аристократу всё равно, что о нём думают остальные, он знает кто он и чего он стоит. Восприятие данного факта средним классом сводится к мысли, что человек может стать аристократом, просто научившись вести себя подобным образом, что напоминает устав бойскаутов (и хотя в действительности, основатель этого движения Баден-Пауэлл, сам будучи аристократом, вполне мог просто пытаться научить отпрысков среднего класса вести себя посредством модернизированного кодекса рыцарской чести).Само определение аристократа может быть довольно трудно сформулировать. Отличительная черта первого сословия это колоссальная самоуверенность, они проходят сквозь жизнь без всяческих страхов, сомнений, чувств вины или неудобства за свои поступки. Обычно их не касается мнение окружающих, особенно если те принадлежат к  низшему классу. Однако любой аристократ всегда чувствует в себе чувство долга и ответственности перед окружающим обществом, что он и выражает посредством организации и участия в благотворительности. Аристократ теперь, в отличие от прежних времён, не стремится так рьяно занять какие-нибудь выборные должности, но внутри своего круга, он обычно направляет процесс сохранения истории и общественно-полезным действиям. Он изысканно ведёт себя на публике, когда он сам этого хочет, и обращается скрупулезно вежливо со слугами и теми, кто ниже его по социальной лестнице. Аристократ склоняется обычно к тому, чтобы занимать политически реакционную, даже шовинистическую позицию. Он предпочитает общество «своих», и у него нет трудностей в распознании таковых. В личной жизни аристократ достаточно аморален, что сближает его с представителями низших классов; кроме того, он обычно практикует формы сексуальной жизни, которые низшими сословиями воспринимаются как «отклонение от нормы», хотя и не будем забывать, что всё то, что исходит от аристократии, рано или поздно становится нормой для всех.Деньги аристократа, как правило, являются унаследованными, причём возраст этих состояний соперничает с древностью рода. Так как аристократ  не нуждается в применении «дешёвых понтов» и произведения любого публичного эффекта, посредством демонстрации своего состояния, его стиль одежды весьма далёк от общепринятых новых модных тенденций в сторону элегантной классики. Аристократ хоть и придерживается статуса самоопределения собственного внешнего вида, но он всегда щепетилен в плане общепринятых форм ухода за собой – его причёска, маникюр, ботинки, всегда ухожены. Однако неухоженный вид всегда исчезает, когда он облекается в курортные одежды. Стандартные белые брюки остались во вчерашнем дне, уступив своё место широкому спектру цветов, включая красноватые тона с пастельными оттенками, немного яхтенных или китовых мотивов. Вместе с тем, как только средний класс начинает перенимать отдельные элементы одежды аристократа, тот в сою очередь автоматически прекращает их использование.Религия когда-то играла во многом ведущую роль в определении сословия чем теперь. И хотя теперешнего аристократа нельзя считать особенно набожным, он продолжает поддерживать официальную церковь, что вызвано стремлением следовать обычаю, по которому его обязанностью было давать пример низшим сословиям.Хотя аристократия склоняется не быть особенно заинтеллектуализированной её представитель образован в общепринятом смысле, естественно он выпускник элитарных заведений, частных школ, носящих чьё-либо имя. Ланч-клуб в Гарварде и секретное общество в Йеле считаются приемлемыми, но студенческие братства – это слишком по-бюргергски. То же самое касается и групповых видов спорта, ибо игры аристократов – это гольф и теннис.Манера речи, специфический акцент, или различное словоупотребление не являются столь же важными в Америке, как в Великобритании. Так называемая «Ю» речь (от U – upper class usage) была впервые оформлена как кодекс в специальном документе, изданном в Хельсинки в 1954 году профессором Аланом Россом из университета Бирмингема. Ныне покойная Нэнси Митфорд в своё время написала статью «Английская Аристократия», основываясь именно на исследовании профессора Росса. Если обратиться к оригиналу, как утверждает Митфорд, то можно обнаружить некоторые базовые характеристики «аристократической речи», которые с равным успехом могут быть отнесены и к манере поведения высшего сословия. Это, в первую очередь, многословие, претенциозность, использование жаргона и клише в речи. «Простите?» как способ показать непонимание предмета разговора в обычной речи, заменяется на высокомерное «Что?», к примеру.От манеры излучать претенциозность в речи исходит один из отличительных параметров, например, британского высшего класса. Это является предметом для злословия со стороны людей, которые не осознают очевидный налёт аристократической лени, присутствующий во всех представителях этого сословия. Вся аристократия воспитывается с врождённой верой в то, что любой успех должен приходить почти сам собой, не требуя особых усилий. Соответственно и отношение аристократа к успеху должно быть скромным, почти небрежным. Теперь — несложная и маленькая паралель…Как воспитываются дети сильных мира сего? Старается ли власть придержащие выделить себя,показать свою исключительность? И,в конце концов — какое  значение придаётся образованию  в среде наших нуворишей? И- главное — выполняет ли та прослойка,о которой мы говорили в нашей стране роль носителя основной функции аристократии — защитника  и носителя справедливости?

…И ещё одно — может ли.имеет ли право аристократия попустительствовать такой болезни как гомосексуализм?

Знаменитый музыкант Элтон Джон и его друг – канадский режиссёр Дэвид Фёрниш усыновили новорождённого ребёнка.Мальчика родила суррогатная мать. Имеет ли право общество в котором это возможно поучать другое  общество или судить о толерантности или нравственности?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s