БЛАГОРОДСТВО…

Posted: 25.12.2010 by Artavay in Интересное, Мысли

«Светить,и никаких гвоздей» — воскликнул Маяковский

и над обрывом гнал коней хрипя душой Высоцкий

«стремилась ввысь душа твоя-рождён теперь с мечтою»

И ЗНАЧИТ — НЕ РОЖДЁН СВИНЬЁЙ, КОЛЬ НЕ ЖИВЁШЬ СВИНЬЁЮ!

 

Честь офицера,  «клятва Гиппократа»,   верность, присяга, честное слово – что эти понятия для нас сегодня? Откуда они взялись?Они не  приносили того – за чем сегодня ломонулись  толпы людей – благополучия,денег,славы….Что для нас  сегодня понятие благородства? Кусок бумаги приобретённый за пару десятков тысяч зелени у старпёра с кустом седых волос – единственного признака благородства,вручённого в присутствии «именитых фамилий и гостей» и записанного на плёнку с целью дальнейшего кичливого показа? Мы ведь снисходительно смотрим на людей.которым принципы не позволяют «прогнуться»…мы говорим-он просто не умеет жить…                                                            Эпоха рыцарства удивительна и противоречива. Благодаря многочисленным литературным произведениям, изображающим рыцарей, как идеал благородства, эта категория воинов сохранила свою загадочность и очарование до наших дней. До сих пор не угасает популярность преданий о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. С течением времени их стало только больше. Сэр Томас Меллори, окажись он в нашем времени, немало удивился бы тому, насколько живуч стал оказался герой его знаменитого романа.

Детское желание подражать идеалу мужества и добродетели из рыцарских романов зачастую перерастает в интерес к реальной истории тех времен.Желании подражать…Это если конечно правильные книжки читать.

Основные законы кодекса чести зачитывали кандидату в рыцари на обряде посвящения. Вот несколько статей из этих законов, которые могут дать понятие о том совершенстве, к какому обязаны были стремиться люди, принявшие на себя рыцарское звание.
“Рыцарям вменяется в обязанность иметь страх Божий, чтить Его, служить Ему и любить Его всеми силами своими, всей крепостью своей; сражаться за веру и в защиту религии; умирать, но не отрекаться от христианства”.

“Рыцари обязаны служить своему законному государю и защищать своё отечество, не жалея для него и самой жизни”.

“Щит рыцарей должен быть прибежищем слабого и угнетенного; мужество рыцарей должно поддерживать всегда и во всем правое дело того, кто к ним обратится”.

“Да не обидят рыцари никогда и никого и да убоятся более всего злословием оскорблять дружбу, непорочность отсутствующих, скорбящих и бедных”.

“Жажда прибыли или благодарности, любовь к почестям, гордость и мщение да не руководят их поступками, но да будут они везде и во всем вдохновляемы честью и правдою”.

“Да повинуются они начальникам и полководцам, над ними поставленным; да живут они братски с себе равными, и гордость и сила их да не возобладают над ними в ущерб правам ближнего”.

“Они не должны вступать в неравный бой, следовательно, не должны идти несколько против одного, и должны избегать всякого обмана и лжи”.

“Да не употребят они никогда в дело острия меча в турнирах и других увеселительных боях”.

“Честные блюстители данного слова, да не посрамят они никогда своего чистого доверия малейшей ложью; да сохранят они непоколебимо это доверие ко всем, и особенно к своим сотоварищам, оберегая их честь и имущество в их отсутствие”.

“Да не положат они оружия, пока не окончат предпринятого по обету дела, каково бы оно ни было; да преследуют они его денно и нощно в течение года и одного дня”.

“Если во время преследования начатого ими подвига кто-нибудь предупредит их, что они едут по пути, занятому разбойниками, или что необычайный зверь наводит там на всех ужас, или что дорога там ведет в губительное место, откуда путнику нет возврата, да не обращаются они вспять, но да продолжают путь свой, даже и в таком случае, когда убедятся в неотвратимой опасности и неминуемой смерти, лишь бы была видна польза такого предприятия для их сограждан”.

“Да не принимают они титулов и наград от чужеземных государей, ибо это оскорбление отечеству”.

“Да сохраняют они под своим знаменем порядок и дисциплину между войсками, вверенными их начальству; да не допускают они разорения жатв и виноградников; да наказуется ими строго воин, который убьет курицу вдовы или собаку пастуха или нанесет малейший вред на земле союзника”.

“Да блюдут они честно свое слово и обещание, данное победителю; взятые в плен в честном бою, да выплачивают они верно условленный выкуп или да возвращаются они по обещанию в означенные день и час в тюрьму; в противном случае они будут объявлены бесчестными и вероломными”.

“По возвращении ко двору государей да отдадут они верный отчет о своих похождениях- даже и тогда, когда этот отчет не послужит им в пользу, — королю и начальникам под опасением исключения из рыцарства”.

При упоминании слова «рыцарь», наше воображение автоматически рисует образ благородного, мускулистого, благочестивого мужчины эпохи средневековья. Действительно слово «рыцарь» пришло к нам с той эпохи. Сегодня синонимом слову рыцарь, служит слово благородный.
Так же существовал и некий свод правил, а если быть точнее обязательств, присущих рыцарскому званию. Верхнюю строчку этих обязательств занимало служение государю, вслед за ним шел посвятивший рыцаря в этот сан, ну а затем своды этих правил обязывали помогать слабым (сироты, вдовы).
В бою отношение рыцаря к сопернику было очень показательным, рыцарь был обязан почитать своего врага и если тот был слабее он должен был предоставить равные шансы боя, ибо победа над слабым не несла ни капли славы, а лишь позор.
Средневековая куртуазная поэзия и проза не без оснований выставляли их, как идеал доблести, мужества, благородства, разумности и учтивости. Тот, кто хочет быть посвящен в рыцари, обязан коренным образом изменить собственную жизнь.
Кстати, благородство и учтивость по отношению к женщине тоже входили в перечень основных рыцарских добродетелей. Так что, каждый рыцарь не только мог показать свою отвагу и ловкость на войне или турнире, но и слагать стихи, посвященные даме.

Благородные люди живут в согласии с другими людьми, но не следуют за другими людьми, низкие следуют за другими людьми, но не живут с ними в согласии.
Благородный муж знает о своем превосходстве, но избегает соперничества. Он ладит со всеми, но ни с кем не вступает в сговор.Так говорил  Конфуций…

Благоро́дство (от благо́й и род) — изначально совокупность личностных качеств, как правило присущих человеку, происходившему из знатного («благого») рода, то есть — аристократу, дворянину, обретавшаяся в ходе специального воспитания, необходимого для несения возлагавшейся на него в силу происхождения ответственности. В основном связано с понятием индивидума о чести, для обозначения которой сейчас часто используется более узкий термин «чувство собственного достоинства».

Благородство — высокая нравственность, самоотверженность и честность.

Благородство — возвышенность мотивов поведения человека, их «родственность Благому». Как правило, под благоро́дством подразумеваются естественные добрые проявления внутренней сущности человека, не обусловленные какими-либо законамизапретамиправилами или предписаниями. Благородство – это и отношение к побеждённому,и отношение к слабому,это нетерпимость к несправедливости,это принятие и признание своих ошибок,отстаивание своей чести и достоинства, это щедрость души и кошелька,это твёрдое НЕТ расчётливости,интриганству,лести,подлости и двурушничанию!

Из Ницше:

Исторически – функцию «возвышения человеков» несла аристократия.Без пафоса дистанции, порождаемого воплощенным различием сословий, постоянной привычкой господствующей касты смотреть испытующе и свысока на подданных, служащих ей орудием, и столь же постоянным упражнением ее в повиновении и повелевании, в порабощении и умении держать подчиненных на почтительном расстоянии, совершенно не мог бы иметь места другой, более таинственный пафос — стремление к увеличению дистанции в самой душе, достижение все более возвышенных, более редких, более напряженных и широких состояний, словом, не могло бы иметь места именно возвышение типа «человек». Признаки знатности: никогда не помышлять об унижении наших обязанностей до обязанностей каждого человека; не иметь желания передавать кому-нибудь собственную ответственность, не иметь желания делиться ею; свои преимущества и пользование ими причислять к своим обязанностям. Каста знатных была вначале всегда кастой варваров: превосходство ее заключалось прежде всего не в физической силе, а в душевной, — это были более цельные люди.Из души человека нельзя изгладить того, что больше всего любили делать и чем постоянно занимались его предки: были ли они, например, трудолюбивыми скопидомами, неразлучными с письменным столом и денежным сундуком, скромными и буржуазными в своих вожделениях, скромными также и в своих добродетелях; были ли они привычны повелевать с утра до вечера, склонны к грубым удовольствиям и при этом, быть может, к еще более грубым обязанностям и ответственности; или, наконец, пожертвовали ли они некогда своими привилегиями рождения и собственности, чтобы всецело отдаться служению своей вере — своему «Богу» — в качестве людей, обладающих неумолимой и чуткой совестью, краснеющей от всякого посредничества. Совершенно невозможно, чтобы человек не унаследовал от своих родителей и предков их качеств и пристрастий, что бы ни говорила против этого очевидность. В этом заключается проблема расы. Если мы знаем кое-что о родителях, то позволительно сделать заключение о детях: отвратительная невоздержанность, затаенная зависть, грубое самооправдывание — три качества, служившие во все времена неотъемлемой принадлежностью плебейского типа, — все это должно перейти к детям столь же неизбежно, как испорченная кровь; и с помощью самого лучшего воспитания и образования можно достигнуть лишь обманчивой маскировки такого наследия. — А к чему же иному стремится нынче воспитание и образование! В наш слишком народный, лучше сказать плебейский, век «воспитание» и «образование» должно быть по существу своему искусством обманывать — обманывать насчет происхождения, обманчиво скрывать унаследованное душой и телом плебейство. Воспитатель, который стал бы теперь прежде всего проповедовать правдивость и постоянно взывал бы к своим питомцам: «будьте правдивыми! будьте естественными, кажитесь тем, что вы есть!», — даже такой добродетельный и прямодушный осел научился бы со временем прибегать к  furca(вилам) Горация, чтобы naturam expellere(природа ушла)  и с каким успехом? «Чернь» usque recurret(всё равно вернётся).Духовное высокомерие и брезгливость каждого человека, который глубоко страдал, — как глубоко могут страдать люди, это почти определяет их ранги — его ужасающая уверенность, которой он насквозь пропитан и окрашен, уверенность, что благодаря своему страданию он знает больше, чем могут знать самые умные и мудрые люди, что ему ведомо много далеких и страшных миров, в которых он некогда «жил» и о которых «вы ничего не знаете!»… это духовное безмолвное высокомерие страдальца, эта гордость избранника познания, «посвященного», почти принесенного в жертву, нуждается во всех видах переодевания, чтобы оградить себя от прикосновения назойливых и сострадательных рук и вообще от всего, что не равно ему по страданию. Глубокое страдание облагораживает; оно обособляет.Всякого рода обиды и лишения легче переносятся низменной и грубой душой, чем душой знатной: опасности, грозящие последней, должны быть больше, вероятность, что она потерпит крушение и погибнет, при многосложности ее жизненных условий, слишком велика. — У ящерицы снова вырастает потерянный ею палец, у человека — нет.Среди правил, регулирующих поведение людей, есть особые, которые основаны на понятии чести. Они обладают этическим содержанием и означают то, как человек должен вести себя, чтобы не запятнать свою репутацию, достоинство или доброе имя. Все они не биологического, а социального происхождения. Честь может быть родовой, семейной, сословной и индивидуальной. Родовая честь выступает моральным символом, дополняющим социальные символы, в частности, дворянское звание, формальные атрибуты власти — герб, титул, должность. В европейской аристократической культуре понятие чести оказалось центральным элементом. Кодекс чести предписывал вызвать на дуэль обидчика и в равном поединке отомстить ему. За честь платили высшую цену — собственную жизнь.

Нет я не изменился — хулиганом живу

распиздяем родился-распиздяем помру

не служивый я деньгам,не слуга господам

за вино и удачу-я пол-жизни отдам.

За красивые ноги-заложу отчий дом

и широкую душу — не сменяю на трон

Ничего не имею-ничего не отдам

зато дьяволу душу-никогда не продам

Поминальник я мёртвым,костью в горле живым

Не хочу и не буду притворяться больным

тем.кто болен душою-тем меня не понять

за долги и растрату-будут вечно пенять…

Свечку в храме поставлю,помолюсь образам

в кабаке выпью рюмку «за прекраснейших дам».

Ничего не имея-ничего не отдать

ну а мелочь в кармане-лучше нищим раздать.

Да постойте же,люди,оглянитесь вокруг!

Где то стонет от боли самый лучший ваш друг

кто то вашу невесту под венец отведёт

кто то вашего брата — подлецом назовёт…

Оторвитесь от хлеба-всю ковригу не съесть

не солгать пред собою-если вы ещё есть…

Не замазать богатством,не залить и вином

пред собой виноватый-вечно должен кругом.

Бога нету над вами,нет царя в голове

вам не стать господами — вы кровями не те

Благородство не купишь — нет таких распродаж,

если болен душою-не спасёт экипаж!

…В золочёной карете — рылом вечный плебей

доживай поскорее,не  оставив детей!

 

 

- комментарии
  1. Спасибо за пост!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s